ТАМАРЕ СКВОРЦОВОЙ – 70!

Заслуженная артистка Республики Беларусь, ведущий мастер сцены, заведующий труппой Национального академического театра имени Якуба Коласа за 45 лет творческой работы создала более шестидесяти ярких, колоритных женских образов. Среди них такие знаковые работы, как госпожа Драга в «Докторе философии» Б.Нушича, Бетина в «Цилиндре» Э.де Филиппо, Агафья Тихоновна в «Женитьбе» Н.Гоголя, Марцелла в «Хаме» Э.Ожешко, Мальвина в «Нестерке» В.Вольского, Марина в «Дяде Ване» А.Чехова, Барабошева из комедии А.Островского «Правда хорошо, а счастье – лучше», Испанка из «Датской истории» по Х.К.Андерсену, Джин Хортон из «Квартета» Р.Харвуда, Бабушка из трагикомедии «Похороните меня за плинтусом» П.Санаева… 9 марта актриса отмечает свой юбилей – 70-летие со дня рождения. Мы поздравляем Тамару Владимировну с юбилеем и предлагаем вашему вниманию беседу с мастером сцены.

– Ваша юность, начало творческого пути связаны с Минском. Что вас подтолкнуло оставить столицу и связать свою жизнь с Витебском, с коласовским театром?

– Артисткой я себя ощущала с трех лет, когда устраивала маленькие спектакли перед соседями. Потом был студенческий театр БГУ. По-видимому, это и подтолкнуло меня к поступлению в студию при купаловском театре. Там меня учили подлинные мастера. Еще во время учёбы была занята в спектаклях «Трибунал», «Ночное дежурство». Но пришел из Москвы новый главный режиссер, и у меня с ним как-то не очень заладилось. А тут как раз приехал в Минск на гастроли коласовский театр. Я показалась и была зачислена в труппу.

– Как встретил вас Витебск, коллеги по сцене? Помните ли первый свой выход, дебют?

– Как первый раз вышла на сцену, помню. Главный режиссер Семён Казимировский взял для постановки «Пучину» Островского и доверил мне эпизодическую роль кухарки Аксиньи, этакой разбитной, весёлой девушки. И, помню, приехал критик Юрий Рыбаков из Москвы, он меня отметил: «Это ваш мастер эпизода». Такая была моя первая роль. Как встретили актеры? Новых женщин в театре всегда воспринимают настороженно, а я  ни на что не претендовала. Дорогу никому не переходила. Потому отношения из коллегами у меня были хорошие.

– Как вы считаете, почему Маслюк именно вас выбрал на роль Агафьи Тихоновны в гоголевской «Женитьбе»?

– А я до сего времени не знаю. Валерий Васильевич мне позвонил и сказал: «Прочитайте «Женитьбу». Я прочла и потом спросила его: «Сваху буду играть?» – «Нет, Агафью Тихоновну». Я была ошеломлена. Какая я Агафья Тихоновна? И только когда узнала, что главную роль будет играть Кулешов (светлая ему память), я всё поняла. Режиссёр хотел видеть немолодую пару в хорошем среднем возрасте, которым особенно нужно счастье, более чем молодым. Всё у нас хорошо получилось. С этого спектакля и начался отсчёт моих больших ролей. Когда-то мне об этом сказал мой педагог, выдающийся артист-купаловец Леонид Григорьевич Рахленко: «Вы будете играть с возрастом, когда у вас уравновесятся внешние и внутренние данные». Так оно и получилось.

– Ещё с одним отличным партнёром вам, полагаю, повезло. Это Фёдор Иванович Шмаков. Вы с ним играли в разных спектаклях: «Нестерке», «Правда хорошо, а счастье – лучше», «Роза в чистом поле»… В отдельных постановках он выступал и в качестве режиссёра…

– Фёдор Иванович – это вообще-то звезда планетарного масштаба. И потому я его даже чуть побаивалась. Он сам мне доверил роль Мальвины, когда  восстанавливал «Нестерку». Потом уже встречались и познавали друг друга в постановке комедии Островского. У нас была чудесная финальная сцена. Как мы «купались» в ней: мы там и плакали, и смеялись, и танцевали. С большим удовольствием вспоминаю «Розу в чистом поле». Я играла свояченицу  художника. Мне интересно было перевоплотиться в хитроватую еврейскую женщину с особенной внешней характерностью. Фёдор Иванович просто гениально играл. До сего времени помню его глаза, – человека, который уже уходит из жизни. Скоро и в самом деле это случилось. Смотришь на него и будто в какую-то пропасть попадаешь. Это счастье, что вместе с ним такие роли играла, и даже не потому, что играла, а что рядом с ним находилась.

– Благодаря Виталию Барковскому вы побывали во многих странах, на разных фестивалях, встречались с интересными, даже знаменитыми людьми, например, с Пьером Карденом, который высоко оценил и вашу работу. Какие остались впечатления от этих встреч?

– Интересно было везде. В Лондоне я заметила, что один дедушка третий раз приходит на наши спектакли. Я поинтересовалась почему. И он ответил: «Я не знал, кто такой Шагал и где находится Беларусь. А теперь знаю, что есть такая страна, есть такой город Витебск и там работают отличные артисты». В Нью-Йорке даже пришлось побывать в зале заседаний ООН. Было много незабываемых впечатлений…

– Пожалуй, самая яркая роль последних сезонов и для вас, и для театра в целом, – ваша Бабушка в спектакле «Похороните меня за плинтусом». Она принесла вам несколько весомых наград. Насколько сложно было работать над этим образом?

– Когда я впервые узнала, что в театре будет ставиться это произведение, то очень захотела работать в спектакле. Я ощутила, что это мой материал, даже биографически. Вдруг подошел ко мне Валерий Данилович Анисенко и предложил попробовать. Я даже заплакала, настолько это совпадало с моими желаниями. И мне нужно было только углубиться в роль и быть натуральной. Возможно, было чуть тяжело,  всё-таки  два часа на сцене, надо уметь распределить себя даже физически. Но всё вышло как следует. Тяжело играть только последнюю сцену, где бабушка получает разрыв сердца и умирает. Где бы мы ни были, ни играли, везде имели бешеный успех. И маститые московские критики в Архангельске, и  театровед Олег Пивоваров, главный редактор журнала «Театральная жизнь», посмотрев наш спектакль, заметил, что сейчас в Москве актрисы так не играют – на разрыв сердца и души.

– Какие драматурги, из какой эпохи вам внутренне близки? И если бы не режиссеру, а вам повезло самой для себя выбрать пьесу, роль, какую бы вы выбрали?

– Мне ближе современная эпоха. Как-то не ощущаю себя ни 18-м, ни в 19-м столетии. Мне интересны современные героини. Например, графиня Ростопчина, которую играю в «Афинских вечерах». Не совсем привычная для меня роль, она же дама знатного происхождения, хотя от её знатности мало что осталось, ведь двадцать один год отбыла в лагерях, но не сломалась. Играю её с большим удовольствием, так же, как Бабушку в «Белом ангеле с чёрными крыльями». Из классического репертуара мне очень близка Кормилица из «Ромео и Джульетты». Встреча с режиссёром Валерием Беляковичем – это отдельная страница в моей жизни. Ежедневно шли репетиции па семь часов, и никто из артистов не пикнул, ибо все находились под магией этого человека, под влиянием его таланта. Из классических авторов хотелось бы встретиться с драматургией Островского, не отказалась бы ещё раз сыграть даму купеческого сословия.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос нужен что бы определить что вы не робот и придотвратить рассылку спама.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

             
             

      

X
Укажите ваше имя на сайте Нацыянальны акадэмічны драматычны тэатр імя Якуба Коласа.
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка