КОРОТКЕВИЧ и КОЛАСОВСКИЙ ТЕАТР

Сегодня исполнилось бы 90 лет Владимиру Семёновичу Короткевичу, славному сыну белорусской земли, выдающемуся прозаику, поэту, драматургу. Его литературное наследие уже давно стало классикой. Известный белорусский театровед Анатолий Соболевский назвал его предтечей и вестником белорусского Возрождения.

К творчеству Короткевича в разное время активно обращались белорусские театры – драматические, кукольные, музыкальные. Это были драмы, притчи, сказки, легенды, оперы, моноспектакли. Но мы можем гордиться тем фактом, что первым воплотил одно из его выдающихся произведений Коласовский театр.

«КОЛОКОЛА ВИТЕБСКА»

В 1974 году именно здесь была поставлена историческая хроника Владимира Короткевича «Колокола Витебска». Спектакль был приурочен к 1000-летию нашего города, которое тогда широко и масштабно отмечалось. Поставил произведение дипломник Белорусского государственного театрально-художественного института Валерий Мазынский, который позднее станет главным режиссёром Коласовского театра. В спектакле были отражены события XVII века, которые происходили в Витебске, – восстание горожан против униатской церкви во главе с архиепископом Иосафатом Кунцевичем.

 

Спектакль «Колокола Витебска» режиссёр решил в жанре народной трагедии. Как писали критики, в ней довольно выразительно звучала мысль об ответственности человека за собственные поступки. В центре постановки – трагическая судьба униатского архиепископа Иосафата Кунцевича. Исполнитель его роли, народный артист Беларуси Владимир Кулешов создал многогранный образ, который вобрал в себе многочисленные социально-исторические и психологические противоречия определённого периода белорусской истории. Как писал доктор искусствоведения Ричард Смольский, режиссёрскую концепцию спектакля определили две темы – трагизм ситуации и трагизм образов, а также взгляд на эти события как на большую драму нации, которая не единожды повторялась на историческом пути белорусского народа.

 

Основу постановки создавали массовые сцены, что было обусловлено особенностями художественной структуры спектакля. Вместе с тем в спектакле не утратились образы отдельных сценических героев, и в первую очередь Степана Пасиоры (артист Алесь Лабанок исполнял эту роль чрезвычайно эмоционально, темпераментно, с особенной пластической выразительностью, подчёркивая постоянную готовность своего героя к самопожертованию), Мартиана Ропата (Пётр Ламан рисовал его прежде всего человеком решительных действий, смелым и изобретательным), Антония Дар-Ольхи (Валентин Цветков делал акцент на особенной поэтичности своего героя), юродивой Евги Бабук (блестящая работа Валентины Петрачковой).

«КАСТУСЬ  КАЛИНОВСКИЙ»

История о короткой и яркой жизни Калиновского дала возможность театру вместе с драматургом пристально присмотреться к тому времени, когда шёл бурлящий, сложный процесс становления белорусской нации, развития её духовных ценностей и моральных идеалов. В работе над спектаклем проявились лучшие черты театра В. Мазынского – способность точно организовать сценическое пространство, делать притягательными для зрителя массовые сцены, насыщать сценическое действие поэтической образностью, сопрягать символику с конкретными реалиями тогдашнего народного быта. Режиссёр создал спектакль, достаточно стройный, монументально и графически. Был глубоко разработан основной конфликт между Кастусём Калиновским (В.Кулешов) и царским генералом Муравьёвым (Ф.Шмаков).

 

Понимание трагичности восстания Калиновского в 1863 году и передача народной трагедии со сцены требовала от режиссёрско-художнического ансамбля особенно кропотливой работы. И с этой главной задачей коласовцы справились очень успешно – зритель в трагедийном финале видел «человека со светом» (Калиновского), ярко ощущал звуки оптимистическо-героической музыки будущих времён. Постановочным коллективом были найдены точные сценические, образные элементы, соответствующие глубокому размышлению земляка-драматурга о драматической и трагической судьбе белорусов, но вместе с тем с их верой в наступление своей будущей счастливой жизни. Спектакль коласовцев был единодушно принят критикой.

 

По свидетельству А.Мальдиса, Мазынский после сценического воплощения пьес «Колокола Витебска» и «Кастусь Калиновский» собирался поставить «Мать урагана». Летом 1982 года писатель с женой  направился в Симферополь, где находились на гастролях актёры коласовского театра, «чтобы познакомить труппу со своей новой пьесой. Но она показалась актёрам слишком длинной, несценичной, и Володя возвращался оттуда в плохом настроении». В воспоминаниях о Короткевиче «Я тебе написал «Бориса Годунова»…» (1987) Мазынский припоминает этот случай так: «Утром собрались все актёры, директор Асветинский, художник Соловьёв, Володя Гончаров… Читает — слушаем. Слежу, как воспринимают пьесу коллеги. Где-то в середине первого действия начали шевелиться актёры, поглядывают на меня. Короткевич приостанавливается и спрашивает: «Что, не интересно?» «Нет, нет, читайте!» — слышатся голоса. Ещё осталась какая-то надежда: авторитет автора, что ли, сдерживает? Но это ненадолго. Слышатся тяжёлые вздохи… Провал?! Через какое-то время даже начал понемногу укорять невнимательных слушателей. В такие минуты очень жаль автора. Окончив чтение, сложив страницы своей пьесы, Короткевич поднял голову и всем своим видом задал вопрос: «Как?» Короткевич есть Короткевич, он не хочет фальшивых комплиментов. Ощутил, что контакта не получилось, и сам всё остановил».

«ВОРОБЬИНАЯ НОЧЬ»

Следующий этап постановок произведений Короткевича на коласовской сцене наступил уже после смерти автора. В 1996 году Михаил Краснобаев (для которого это был режиссёрский дебют) воплотил спектакль «Воробьиная ночь» по собственной инсценировке. В основе её лежал пролог «Паром на бурной реке» к роману «Нельзя забыть».

Действие происходит во время восстания 1863-1864 гг. На сцене воссоздаётся один небольшой эпизод. События спектакля развиваются в течение одной августовской ночи, прозванной в народе воробьиной. Согласно  древним представлениям, именно в эту ночь тёмные и светлые силы вступают в бой за душу человека. Отсюда и название спектакля, и его смысл.

 

На сцене воссоздаётся один небольшой эпизод. Жена инсургента Гринкевича, осуждённого на смерть, везёт мужу помилование. Если она успеет доставить его к утру в ужасную грозовую ночь через реку на другой берег, то любимый останется жив. Не успела… То есть стала жертвой жуткой политической игры.

Особое настроение создавали стихи Короткевича, которые звучали в спектакле величественно и возвышенно, расширяли и углубляли сценические образы.

В постановке участвовали актёры Михаил Краснобаев (он исполнял роль Юрия Горова), Валентин Соловьёв (Пора-Леанович), Елена Шерепченко (жена Гринкевича), Геннадий Гайдук (Солдат) и Юрий Цвирко (Иван). При внешней сдержанности актёры создавали богатый внутренний мир, благородство людей, которых определяют подлинная свобода, совесть, любовь к Родине. Из исполнителей в особенности выделялись Валентин Соловьёв и Елена Шерепченко, игра которых впечатляла мастерством и профессионализмом. «Вся постановочная группа выявляла увлечённость произведениями Короткевича и желание донести их сущностную глубину до зрителя», – писала театральный критик Тамара Горобченко.

«ЛАДЬЯ ОТЧАЯНИЯ»

В сентябре 2005 года на коласовскую сцену вышел Гервасий Выливаха – герой знаменитой повести Короткевича «Ладья отчаяния». Музыкальная легенда, благодаря в том числе таланту прекрасного композитора Владимира Кондрусевича, имела большой успех как у взрослого зрителя, так и у молодёжи.

Спектакль отличался поэтичностью, точным отбором визуальных средств, хорошим актёрским ансамблем. Он начинался анимационной заставкой: в луче света летит бабочка, в какой-то момент она раскрывает свои крылья, на которых мы видим карту Беларуси. Стоит Выливахе попасть в царство смерти, как  на экране появляется бесконечная коричневая земная твердь вместо неба.

 

 Спектакль повествовал о духовной мощи и мудрости белорусского народа, символом которого выступал главный герой. В этой роли сначала выступал Артём Бородич, а затем, после воссоздания спектакля, Александр Базук. Он виделся режиссёру не какой-то иконой, а скорее простым смертным и вместе с тем человекам благородным. Выливаха, бунтуя на ладье отчаяния, будто продолжает жить и этим оживляет всех остальных. Его любовь к жизни, настоящей, земной, побеждает всё: церковную и королевскую власть, и даже смерть. С высоких постаментов (в буквальном смысле) к Гервасию сходили его «оппоненты»: епископ (Ю.Цвирка), королева Бонна (Н.Аладко, С.Жуковская), Перевозчик (Г.Лойко), Смерть, чтобы проиграть в моральном поединке этому маленькому человеку.

 

Заслуженная артистка Республики Беларусь Татьяна Лихачёва (во втором составе эту роль исполняла Елена Шерепченко) создала образ смерти-искусительницы, самой фатальной из всех женщин.

 

Вот как пишет о спектакле доктор искусствоведения, профессор Татьяна Котович: «Структура спектакля М.Краснобаева представляет собой сочетание музыкальной партитуры (В.Кондрусевич), песен (педагог А.Суворов) на стихотворения В.Короткевича, компьютерной графики (А.Костюченко), хореографии (Д.Юрченко). Это – мюзикл, в котором зонги, пластика, танцы являются материей произведения, которое развёртывается на планшете сцены. На экране задника в графической партитуре происходит визуализация внутреннего мира Выливахи (А.Бородич) на фоне гигантского мира жизни и смерти: бабочка в луче света, Рогачёв на карте Беларуси, оторванный листок дерева, кубки с вином, полёт в тоннеле между жизнью и смертью, образ руин дворца Сапег в Ружанах... белая возвышенная Полоцкая София как концентрация смысла белорусского сознания, бабочка в луче света. В этом большом сценическом пространстве, которое насквозь пронизано действием в каждой своей точке по вертикали и горизонтали, режиссёр строит актёрское существование фронтально по рампе, квадратами по центру планшета сцены, диагональю от правой ближней кулисы до левой дальней. Такое геометрическое построение позволяет создать визуальный аналог музыкальному ритму, заданному В.Кондрусевичем, и сделать действие драматически напряжённым».

Спектакль «Ладья отчаяния» отмечен премией Витебского облисполкома «За пропаганду творчества В.Короткевича» (2005).

«ЛЕОНИДЫ НЕ ВЕРНУТСЯ НА ЗЕМЛЮ»

Премьера спектакля «Леониды не вернутся на землю» по роману «Нельзя забыть» прошла в 2012 году. Может ли любовь передаться через кровь, войти в генетическую память человека? – спрашивают герои постановки. Может, если это – настоящая любовь… Спектакль был показан на театральном форуме профессиональных театров «Театр Уршули Радзивилл» в Несвиже, на Дне белорусской письменности в городе Глубокое, а также являлся одним из претендентов на Республиканском конкурсе театрального искусства «Национальная театральная премия-2012» в Минске.

Спектакль начинается с «оживания» то ли старых студенческих фотоснимков, то ли страниц-иллюстраций какого-то учебника по литературе. Один за другим изображения становятся людьми, настраивая и зрителей на то, что вот-вот может ожить и приобрести свой объём история, изложенная Короткевичем. В первом составе центральные роли исполняли Юрий Гапеев и Елена Ганум. Кто был на премьере, мог бы подтвердить, что артисты очень напоминали молодого Короткевича и его  любовь Нину Молеву.

 

Основные события спектакля происходят в 60-е годы, в основном в Моcквe. Андpей Гpинкeвич, молодой белорусский поэт и сценарист, приезжает в Москву на учёбу. Он уже имеет за плечами суровые годы войны, нелегкую послевоенную жизнь. А затем пришла к Андрею большая любовь. Но девушка, на которой он собрался жениться, гибнет в автомобильной катастрофе. Это трагическое событие наложило сильный отпечаток на дальнейшую судьбу героя. И вот на жизненном пути Андрея встал ещё один добрый и умный, видимо, гармоничный человек – Ирина Горова, преподаватель искусствоведения в том институте, где учился Андрей. И они полюбили друг друга. Героев объединили не только духовная близость и схожесть судьбы (оба потеряли близких людей), но и та немного романтичная встреча их предков в далёкую бурную ночь 1863 года.

 

Режиссёр правдиво раскрыл сложную и противоречивую гамму чувств влюблённых, артисты создали неповторимые образы, по-мастерски показали любовь двух духовно красивых людей. Сегодня роль поэта Андрея Гринкевича играет артист Тимур Жусупов, роль Ирины Горовой – Юлия Крашевская. В сцене на пароме, которая создала основу ещё того, первого обращения Краснобаева к творчеству Короткевича, сегодня заняты молодые артисты театра Дмитрий Коваленко (Юрий Горов), Артём Геряк (Пора-Леонович) и Тамара Краснобаева-Черняк (жена Гринкевича).

 

Критики писали о том, что режиссёр предпочитает романтическую стилистику существования героев, которые совершенно отдаются течению безудержных чувств. Художник Светлана Макаренко ввела в спектакль образ короткевичевского парома, что оторвался от берегов и качается вправо-влево, будто щепочка в водовороте, в поиске для себя какой-либо опоры. В таком же «шатком» темпо-ритме существует и главный герой спектакля Андрей Гринкевич.
Спектакль 
«Леониды не вернутся на землю» и по сей день сохраняется в репертуаре театра.

«ХРИСТОС ПРИЗЕМЛИЛСЯ В ГРОДНО»

Михаил Краснобаев шёл на смелый режиссёрский шаг, когда взялся за такое масштабное произведение, как, например, «Христос приземлился в Гродно» по одноимённому роману Короткевича. Сам же он создал и инсценировку.

Дело было непростое. Много от чего довелось отказаться, так как автор избрал не один фрагмент, ракурс рассказа, историю одного героя, а максимально понятное, даже для тех, кто не читал роман, изложение сюжетной канвы всего романа.

 

В спектакле хорошо проявил себя молодой актёр театра Дмитрий Коваленко. Он смог воплотить образ народного Христа, Юрия Братчика, который из мошенника и бродяги превращается в мыслителя, мученика, правдоискателя. И постигает непоколебимую истину: «…укрепись в мужестве своем, сурово сей посев свой, не давай его затоптать, не надейся, что легко отдадут правду. Жди каждую минуту драки и плахи. Вот – вера. А другой нет». Спектакль можно по праву считать авторским. Ведь Краснобаев придумал и очень удачную сценографию. Несколько одинаковых деревянных сооружений, похожих на своеобразные кресты или противотанковые «ежи», превращаются и в стулья-скамьи, и в своеобразное ограждение, и в костёр. Не обошлось и без подвешенного колокола, что также вызывает множество ассоциаций.

 

Сильной стороной постановки стала и музыка народного артиста Беларуси, знаменитого композитора Сергея Кортеса.

Настоящей кульминацией явился финальный диалог Братчика и бурмистра Юстина, которого воплотил старейшина коласовской труппы, народный артист Беларуси Тадеуш Кокштыс. Режиссёр рискнул их развести в почти оперной классической мизансцене, когда они практически лишены движений. Но диалог почти визуально напоминает сгусток энергии, что вот-вот уйдет в космическую даль.

«ДИКАЯ ОХОТА КОРОЛЯ СТАХА»

В 2014 году режиссёр-пастановщик Коласовского театра Юрий Лизенгевич обращается к повести Владимира Короткевича «Дикая охота короля Стаха». Жанр спектакля режиссёр определил как мистификацию.

Актёры существовали в условиях почти пустого сценического пространства. Зритель видел только пластины серого цвета, которые висели в воздухе и, по-видимому, олицетворяли фамильные портреты предков. Свободная сцена дала возможность вывести массовку, широко использовать групповую пластику. Фактически актёр находился в чисто условном, знаковом окружении, лишённом бытовых признаков. Единственный материал, с которым он работал, – это доски. Они могут быть и стенами замка, за которыми прячется Надежда Яновская, и гробом, куда кладут очередную жертву охоты, и крестами, и оружием, олицетворяют образ охоты либо лесной чащи. На высоте была Юлия Крашевская, которая создала образ умной, благородной шляхтянки, внутренне надломленной, но способной на сильные чувства.

 

К сожалению, лирическая тема в спектакле была приглушена, на первый план выступала детективно-приключенческая линия. Тем не менее было ощутимо, как недоверие, затем приязнь, уважение к приезжему перерастают в настоящую любовь. Дмитрий Коваленко в роли Белорецкого (второй исполнитель Евгений Лукьянов) отказался от привычного набора черт лирического героя. Решительный, волевой, он будто сразу уверен, что во всей этой цепи убийств никакой мистики – только чья-то злонамеренная воля. Герой будто и не задумывается над тем, какая опасность может ему угрожать. Вступая в стычку с Алесем Вороной (Артём Блохин), Белорецкий доказывает, что его непросто наклонить, за своё достоинство и  честь женщины он будет биться до последнего.

 

Запоминающийся образ Дубатовка создал заслуженный артист Республики Беларусь Виктор Дашкевич. При первом знакомстве с Белорецким он предстаёт балагуром, шутником, вызывает уважение общительностью, народным юмором. Но на самом деле…Надо быть тонким артистам, чтобы не только герои, но и сам зритель не мог догадаться, кто же стоит за всеми преступлениями.

В финале спектакля звучит знаменитый полонез М.К.Агинского, герои будто освобождаются от сумрачной, угнетающей атмосферы замка, от тяжести зловещего прошлого, но только оптимистической концовки в спектакле не получилось. Мракобесие, коварство, хитрость, жестокость по-прежнему живут среди нас.

В произведениях Владимира Короткевича заложен патриотический пафос и глубокое гуманистическое звучание, сегодня они уже являются национальной классикой. С течением времени проблемы, поднятые в них, кажутся ещё более острыми, волнуют наших современников – белорусов. Поэтому они ещё долго будут притягивать пристальное внимание режиссёров, артистов, художников, будут вдохновлять их на создание новых замечательных спектаклей.

 

Юрий Ивановский,
литературный редактор
.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос нужен что бы определить что вы не робот и придотвратить рассылку спама.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

             
          

           

X
Укажите ваше имя на сайте Нацыянальны акадэмічны драматычны тэатр імя Якуба Коласа.
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка