ЕВГЕНИЙ ШИПИЛО. НАРОДНЫЙ ПО ПРИЗВАНИЮ

К 75-летию со дня рождения артиста-коласовца Евгения Шипило

7 октября 1943 года в деревне Видоки, что на Верхнедвинщине, родился будущий народный артист Беларуси, отличный актёр-коласовец Евгений Потафеевич Шипило. Любителям театрального искусства хорошо знакомо это имя. Несмотря на то, что ему предназначена была непродолжительная жизнь (ушёл в иной мир в возрасте 56 лет), Евгений Шипило оставил весомый след в истории Коласовского театра, оставил в ней свои яркие страницы. А начиналось всё так.

Наконец ему повезло!

В 1967 году Белорусский государственный театр имени Якуба Коласа объявил набор в актёрский вспомогательный состав. Среди тех, кому повезло и кого отобрали, был и Женя Шипило. За плечами у юноши – комсомольская работа, учёба на курсах культпросветработников в Минске, работа инструктором районного Дома культуры и неоднократные неудачные попытки поступления в театрально-художественный институт. Правда, руководству и ведущим артистам Коласовского театра Евгений оказался по нраву. Он чудесно исполнял белорусские стихотворения и басни, был хорошим повествователем, кроме того, владел очень натуральной белорусской речью, той чистой, не литературной, а именно народной, которой невозможно научиться, а которая вбирается вместе с молоком матери, с колыбельной. И его зачислили!

Герои-ровесники

Уже в первых эпизодических ролях молодой артист существовал жизнью того персонажа, который хотя бы на короткое время занимал внимание зрителя. В комедии «Амнистия» Матуковского – Кузьма Хотеньчик, тот самый приятель Гриши Соловейчика, который пробует всяческим образом защитить своего приятеля-собутыльника, нагло хитрит, лжёт, маскируется... Пограничник Пётр Щербина из драмы «Не беспокойся, мама!» Думбадзе запомнился очерченным характером, который закаливается на границе, где испытываются мужество и преданность  Родине.

Незаметно и гармонично артист перешёл вместе с Леонидом Трушко (ещё одним артистом-самородком, будущим народным) в основной состав труппы, в её молодёжное ядро. Чаще ему на то время поручали роли людей, которые и по возрасту были его сверстниками: Пётр Хромов из «Сталеваров» Бокарева, Иван Швед из «Таблетки под язык» Макаёнка, Геннадий из комедии «Украли кодекс» Петрашкевича...

Молодой, но уже «старый»

Творческий подъём для Евгения Шипило наступает с приходом в театр художественного руководителя Валерия Мазынского. Он с успехом в достаточно молодом возрасте начинает исполнять  роли стариков.

В первую очередь вспоминается дед Курило из драматической баллады «Сымон-музыкант». Как точно и художественно убедительно передавал он мысль о том, что когда-то и этот старик имел талант музыканта, талант, убитый, зажатый в нём суровой действительностью. Зрители видели, как этот трудолюбивый и мудрый человек учил опыту Сымона и сам учился от юноши видеть прелесть природы и искренних человеческих устремлений. Немало сыграл актёр на коласовской сцене разных стариков (Глахуна в «Законе вечности» Думбадзе, пенсионер Тарон из комедии «Оставайтесь солнцам» Папаяна, Мультик-Федос из «Вечера» Дударева), но в каждом из них находил и внешнее, и внутреннее своеобразие, человеческую неповторимость.

Звёздное время артиста

На начале 80-х лет бесспорным успехом пользовались постановки «Порог» и «Вечер» по пьесам Дударева. В первой артист сыграл центральную роль Андрея Буслая. Без преувеличения заметим, что это был творческий пик артиста, его звёздное время. На премьере его искренняя, глубоко проникновенная игра вызывала настоящую овацию. И он был сам сильно взволнован: материал и образ легли на душу. Шипило показал тяжёлый, драматический путь возрождения человека, пробуждение изуродованной души. Иногда он пользовался фарсовыми, сценично выигрышными моментами роли, но в финале, когда он прижимает к  груди своего маленького сына, впечатлял глубиной переживаний, настоящим драматизмом.

В спектакле «Вечер» актёр убеждал мудростью, внутренним спокойствием, справедливостью. Казалось, не ощущал разбитости, тяжести прожитых годов. Даже когда Мультик-Федос разговаривал с Анной или Гастритом, его руки привычно делали что-то. Работа и отношения к ней – это основа его человеческих принципов и отношений к другим людям. Возникало ощущение, будто его герой пришёл из самой жизни, настолько артист был правдив и точен.

Мечты осуществлённые и несбыточные

В произношении текста, манере поведения, в пользовании реквизитом Шипило умел показать народное происхождение персонажей. Это в особенности ярко ощущалось в его работе над образом Нестерки, которого ему довелось сыграть после народных артистов СССР Александра Ильинского и Фёдора Шмакова. Об этой роли он мечтал долгие годы, выучил текст наизусть и на одном из выездных спектаклей, когда второй исполнитель заболел, вошёл в спектакль без репетиции.

Хочется вспомнить ещё об одной неисполненной мечте артиста – Тарас из знаменитой поэмы «Тарас на Парнасе». К сожалению, спектакль появился в репертуаре театра уже после его преждевременной смерти.

И классические, и современные персонажи

Евгений Потафеевич создал целую галерею персонажей в классических произведениях. Это почтмейстер Шпекин в гоголевском «Ревизоре» – человек, который живёт будто не в этом мире, тем самым утверждая его абсурдность. Дядя Ваня, который слишком поздно осознал тщетность усилий и потерянной жизни в знаменитой пьесе Чехова. Одержимый жаждой власти бунтовщик Джон Бочка в «Генрихе VI» и несчастный мученик Глостер в «Короле Лире» Шекспира.

Но наиболее близкими душе артиста, его типажным данным, менталитету были народные персонажи. Правдоискатель, бессребреник Егор Полушкин в инсценировке повести Васильева «Не стреляйте в белых лебедей». Спектакль недолго задержался в репертуаре, но на тех, кто его видел, произвёл незабываемое впечатление. Сват Канкалис, талантливый деревенский эпикуреец-балагур в легендарном «Клеменсе» Саи. Либо небольшая роль инвалида Егоровича в спектакле «Отпуск по ранению» по повести Кондратьева. Герой, несмотря на своё горестное положение, умел хорошо приспособиться к сложным военных условиям.

Не только театр…

Евгений Шипило снимался и в кино. Причём это были не только эпизодические, но и центральные роли. В «Новой земле» по Якубу Коласу он сыграл дядю Антося, а в фильме «Одна ночь» по Быкову создал драматический, внутренне противоречивый образ Ивана Волоки, который вынужден разрываться между состраданием и чувством долга.

Память про артиста живёт

Не стало Евгения Шипило 28 ноября 1999 года. Умер он в деревне Святицы Верхнедвинского района , там и похоронен. На могиле поставлен скромный памятник-напоминание о том, что жил в Беларуси с 1943 по 1999 год весёлый человек, знаменитый артист, который очень любил свою Верхнедвинщину.

Прошли годы. Давно уже нет с нами Евгения Потафеевича, как нет и многих других прекрасных мастеров коласовской сцены, только память то и дело выхватывает из прошлого те незабываемые спектакли, в которых они удивляли и радовали зрителей.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос нужен что бы определить что вы не робот и придотвратить рассылку спама.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

             
             

      

X
Укажите ваше имя на сайте Нацыянальны акадэмічны драматычны тэатр імя Якуба Коласа.
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка